Известную журналистку обвиняют в мошенничестве

Журналистку обвиняют в мошенничестве

Дело Яны Кантор, бывшего главного редактора радиостанции «Рэка», наделало много шума. Известную журналистку обвиняют в мошенничестве и подделке документов.

Она якобы одалживала у своих коллег, друзей и знакомых деньги, под различными предлогами пользовалась их кредитными картами, но долги не возвращала. Женщина утверждала, что средства нужны ей на лечение от редкого заболевания. Речь идет о сумме около 170 тысяч шекелей. Главный редактор сайта «Криминальные новости Израиля» Сергей Ауслендер, встретился с одним из пострадавших. Это М., по определенным причинам он просил не называть его имя, но оно имеется в редакции, а разговор записан с его согласия.

Журналистку обвиняют в мошенничестве: детали

Рассказывает М.: Примерно в начале 17-го года Яна Кантор обратилась ко мне с просьбой одолжить немного денег. По ее словам, то лечение, которая она проходит, не входит в корзину Минздрава и ей самой приходиться покупать препараты. А денег на это не хватает. Говорила она потухшим голосом и создалось полное впечатление, что человек действительно болен. Я дал ей несколько тысяч наличными. Так было несколько раз на протяжении полутора лет и в общей сложности, я передал ей наличными 10 тысяч шекелей.

Она сказала свой диагноз, но я даже не обратил на него внимание, настолько ей доверял. Она повторяла, что это редчайшее заболевание, его нет в корзине и большую часть я вынуждена оплачивать сама. Больничная касса мне должна деньги, рассказывала она, я с ними борюсь, но пока не возвращают. Потом я узнал диагноз (мы не можем его указывать из-за соблюдения врачебной тайны — ред. сайта «Криминальные новости Израиля») и удивился. Это не настолько серьезная болезнь, с такой живут десятки лет и она вполне успешно лечится.

Я предлагал ей помощь, консультации лучших врачей, свой опыт и связи, но она сказала, что в этом нет необходимости. После этого я был несколько раз у нее дома в гостях. Они с мужем произвели на меня впечатление довольно скромной семьи. Общались, беседовали, все было хорошо.

В 2018 году она вновь обратилась ко мне. Дескать, дела пошли совсем плохо, денег нет, а нужно продолжать лечение. Голос был совершенно убитый, как будто вот человек лежит на смертном одре. Я спросил: Сколько? 100 тысяч шекелей: ответила она.

Я попросил время подумать. Поговорил со своим бухгалтером и он сказал, что без вреда для бизнеса я могу одолжить ей половину этой суммы — 50 тысяч. Но посоветовал все оформить, как полагается.

Мы подписали договор, вписали туда гаранта, она внесла свои данные и обязалась их отдать. Действительно, первые полтора года она отдавала по полторы тысячи ежемесячно. Когда оставался долг около 30 тысяч, она вдруг перестала их возвращать. Я поинтересовался, почему задержка, она извинилась и перевела еще два платежа. А с сентября 2018 года перестала платить вовсе. Говорила она совершенно потухшим голосом, сказала, что в больнице, у нее берут биопсию из почки и она плохо себя чувствует. Тут у меня закрались первые сомнения.

Я хорошо понимаю в медицине в силу профессии и знаю, что биопсию из почки берут крайне редко. Проходит неделя, я жду. Пишу ей смски, звуковые сообщения. И она отвечает надрывным голосом, что, мол, лежу после химии, мне очень плохо, не могу шевелиться. Мне даже стыдно стало, как я могу с нее требовать деньги. И так несколько раз подряд в течение полутора месяцев.

Потом я открываю сайт «Калькалист» и вижу статью о том, что Яна Кантор — главный редактор радио «Река», использовала карточки, занимала деньги, не отдавала и просто один в один — моя история. Еще один момент: один раз она мне позвонила и сказала: Мне срочно нужно пройти лечение. И нет денег. Дай, пожалуйста, свою карточку в качестве гарантии, чтобы пройти процедуру. А из больничной кассы оплатят. Деньги сняты не будут.

Я спросил, а где? В «Кфар-Маккабия» — ответила она. Я удивился, это дорогой отель, там вроде нет больниц. Но она меня заверила, что там есть частная клиника и я поверил. Хотя сомнения уже появились. Она взяла карточку. Вот тут я и читаю материал в «Калькалисте». И там пишут, что она проживала в дорогих отелях. Я зашел на свой счет и обнаружил, что сняты 4126 шекелей в оплату проживания в дорогом отеле. Звоню ей и спрашиваю, что это такое и что за статья с такими серьезными обвинениями.

Яна начала кричать, что это козни ее врагов, ее хотят снять с должности, не верь. А насчет гостиницы — это какая-то ошибка, позвони, они все отменят. Я удивился, почему я должен звонить. Ты брала карточку, ты и отменяй. Но все же обратился в кредитную компанию. Они меня отправили в «Кфар-Маккабия». Я туда не смог дозвониться и поехал. Пришел в бухгалтерию и заявил, что с моей карты Яна Кантор сняла деньги обманом. Там сидели человек 7 сотрудников и все, как один подняли головы и в один голос спросили: И у тебя? Я удивился и спросил: А я не один?

Таких много: ответили мне. Я обалдел, конечно, но меня заверили, что деньги вернут. И я знаю, что родители Кантор заплатили отелю, а он все деньги вернул.

Вот тут я начал осознавать, что происходит что-то нехорошее. Я начал через знакомых журналистов искать контакты с радио «Рэка». Разговариваю там с людьми и выясняется, что пострадавших реально много, у всех разные суммы ущерба. Я позвонил Яне и начал с ней разговаривать жестко — ты должна мне деньги, больше никаких платежей и отговорок. Ты мне обязана все вернуть. Она сначала опять пыталась со мной разговаривать голосом больного человека, но, сообразив, что я больше на это не поддаюсь, начала огрызаться.

Тогда я решил проанализировать нашу с ней переписку и все сообщения прослушал и прочитал. И пришел в ужас. Например, понял, что все ее сообщения о том, что она в больнице, в палате, в операционной — все записаны с характерным шумом улицы. То есть они записывались не в помещении. Как я мог не обратить на это внимание? Потом выяснилось, что она в разговорах с разными людьми называла разные больницы и разных врачей.

Кроме того, учитывая, что с приходом коронавируса у меня начался непростой период в бизнесе, сумма, которую она у меня взяла, была для меня вполне существенной. И общее ощущение было жуткое — меня обманул человек, которому я полностью доверял.

К этому времени Кантор меня заблокировала и связаться с ней я не мог. Кроме того, я проверил договор на займ с Кантор и обнаружил, что номер ее удостоверения личности указан неправильно. Там изменена одна цифра. Кроме того, я вспомнил, что она упоминала в разговорах имена высокопоставленных политиков, которые якобы помогали ей решить проблему с лечением. Позднее я выяснил, что она просто блефовала и эти люди вообще были не в курсе, что она использует их имена.

Узнав все это, я пошел в полицию. Причем, в тот же участок, куда обратились коллеги Кантор. Нас переадресовали в другое отделение. Долго не звали на дачу показаний, мы писали, звонили. Потом нас вызвали в полицию, но дело тянулось очень медленно. И я начал обращаться к прессе. Ваши коллеги начали писать об этой истории и обращаться в полицию с запросами. Я уверен, что только благодаря этому дело сдвинулось с мертвой точки.

Потом у нас была очная ставка с Кантор. Там я уже не стеснялся и высказал ей все, что я про нее думаю. Она при этом все отрицала. Нас, пострадавших, в полиции сразу предупредили, что это будет длиться долго, а потом еще случилась корона и все вообще затянулось и длилось около двух лет. Но буквально пару недель назад мне позвонили из прокуратуры и сообщили, что передают дело подозреваемой Яны Кантор в суд. Сотрудница прокуратуры, которая со мной говорила, сказала, что внимательно изучила дела и просто потрясена и возмущена. И намерена довести его до конца. Но это речь идет об уголовном обвинении. Разумеется, я подам иск и о возмещении ущерба.

Хочу сказать, что эта история очень сильно повлияла на меня. Только представьте, что я помогал человеку, которого знаю 18 лет, которому слепо доверял и думал, что спасаю его от смертельной болезни. А она меня просто обманывала. После этого пропадает всякое желание кому-то помогать.

От редакции: Как стало известно, дело бывшего главного редактора радио «Рэка» передано в суд, назначено первое заседание.

x

Читайте Также

Очередная история с видео в популярной социальной сети. Группа подростков избила сверстника, выложила видео избиения и все его участники были арестованы. Как выяснили следователи, четверо подозреваемых (14-16 лет) подкараулили жертву на стоянке. Это был их сверстник, с которым у одного из членов шайки приключился конфликт. Четверо избивали одного, а пятый снимал все это камерой мобильного телефона. Видео, чуть позже они выложили в "Тик-Ток". Это стало главным доказательством, четверых участников нападения арестовали. Чуть позже суд отпустил их под домашний арест. Против подростков выдвинуто обвинительное заключение в организации нападения с причинением телесных повреждений.

Видео из «Тик-Тока» — причина для ареста

Очередная история с видео в популярной социальной сети. Группа подростков избила сверстника, выложила видео избиения и все его участники были ...